«Шведы мне тогда улыбнулись и обидные слова сказали»

Печать

«Шведы мне тогда улыбнулись и обидные слова сказали»

В России сейчас нет таких сил, которые бы защитили «Кургансельмаш». В этом уверен директор завода Петр Гринюк. Крупнейшее в СССР предприятие теперь вынуждено конкурировать не только со шведами и белорусами, но и бороться с чиновниками и даже… с игрушками. Сократив производство в 18 раз, завод едва выживает, но пока работает. Вероятно, под словами собеседника «URA.Ru» могут подписаться многие его коллеги, но при этом напомнят ему «про перекошенную дверь». В интервью агентству Гринюк доступно рассказал, почему в России загублено сельсхозмашиностроение и какую роль в его возрождении могут сыграть курганские энергетики.


Завод Кургансельмаш, во времена СССР крупнейший производитель доильной техники для животноводства, уже четверть века не может выйти из кризиса. Численность работающих сократилась в 10 раз, в заводоуправлении — покосившиеся двери, в кабинете генерального директора никакого ремонта с советских времен. На столе Петра Гринюка нет даже компьютера — он по привычке все пишет и даже составляет производственные графики собственной рукой.


— Петр Кириллович, Кургансельмаш, наверное, с 90-х годов входил в список самых слабых и экономически неразвитых предприятий. Сейчас какова ситуация на предприятии?


— До 1992 года, когда началась приватизация и все прочее, Кургансельмаш был самым крупным заводом по выпуску доильной техники и охладителей молока в СССР. Объемы были очень большие, работающих — свыше 4 тысяч человек. А когда Советский Союз рухнул, то старая технология организации производства стала просто нерентабельной, так как она очень затратна. Это то же самое, что бутылку воды возить на КамАЗе. Чтобы перестроиться, с завода надо было практически 80 % всего оборудования выбросить в металлолом и все технологии строить на меньших объемах производства.


— На сколько у Вас сократились производственные площади?


— У нас сейчас 15 га, то есть где-то в два раза с небольшим…


В 90-е годы мы обращались ко всем. Я ездил на предмет сотрудничества в шведскую фирму «Делаваль», писал письма за всякими солидными подписями нашим председателям правительства, кроме президента — ему не пришлось написать. В 2009 году, когда был очередной кризис, заместитель министра прислал ответ нашему губернатору [Олегу Богомолову] на обращение о повышении ставки таможенной пошлины на доильную технику и об увеличении государственных закупок доильной техники у ОАО «Кургансельмаш».


Там было написано, что, «по мнению Минсельхоза России, выпускаемое отечественной промышленностью оборудование для животноводства по своему техническому уровню и качеству значительно уступает достигнутому мировому уровню», поэтому «повышение размера ставок ввозных таможенных пошлин на доильное оборудование приведет к дополнительным затратам, в конечном итоге увеличивающим себестоимость производимой молочной продукции».


В итоге мы пришли к тому, что сегодня основным поставщиком доильной техники в Россию является Республика Беларусь. А там еще есть «Делаваль» и различные другие фирмы, итальянские и американские. До сих пор постановлением правительства России определено, что вся доильная техника из-за границы идет с нулевой таможенной пошлиной. Такого нет ни в одной стране мира. И плюс ее, эту технику, еще и дотируют.


— Может быть, заграничное доильное оборудование действительно лучше нашего?


— Хорошее. Но здесь есть один нюанс. Три года назад к нам пришел фермер из одного из соседних регионов. Хотел купить три молокопровода. Через две недели приходит и заявил, что купит только один. Говорит, что, когда он пошел в региональное министерство сельского хозяйства, ему сказали: чтобы получить дотацию, он должен купить доильную технику шведской фирмы «Делаваль». Поэтому, когда меня спрашивают, чем нам, производителям, могут помочь, я говорю: запретите дотацию на приобретение любой техники для крестьян. Вы им лучше давайте дотацию на произведенный литр молока. Тогда крестьянин возьмет свои деньги и будет сам выбирать, какое оборудование для его производства лучше.


— А у вас были попытки привлечь какого-то иностранного инвестора?


— Я все время ездил, искал. В тот же «Делаваль».


— И что? Они не заинтересовались?


— Нет, они сказали: «Мы ненавидим советскую власть, но мы никогда не могли предположить, что вы дойдете до такого состояния, что ваши колхозы и совхозы развалятся. Без рынка производства молочной продукции в большом объеме вы нам не нужны». А до этого они к нам рвались: хотели контрольный пакет Кургансельмаша купить. Это были 1992—1993 годы. Но в 1993 году только за один год объемы производства у нас сразу упали в 15-18 раз.


 — Сейчас какие у вас объемы?


— Небольшие. В июле по реализации мы получили 10 млн 969 тысяч рублей. В среднем в месяц получается 12-15 миллионов. Это маленький объем для такого большого объема производственных площадей и даже для численности. Но, если бы у нас совсем не было заказов, мы бы давно сдохли. А вы видите, что мы все равно ползем как-то.


Наша проблема в том, что государство не хочет обратить на нас внимание. Но почему наши животноводы должны закупать технику в Беларуси, если есть свое предприятие? У белорусов в советское время не было ни одного завода, который бы выпускал доильную технику и охладители молока. Они свой Гомельагрокомплект, который в советские времена был торговой базой, получавшей доильную технику от Кургансельмаша и из Латвии, превратили в ведущее предприятие.


В Беларуси после развала Советского Союза за счет государства создали проектный институт по разработке новой доильной техники и охладителей молока, в котором работает 100 человек и который сегодня ведет разработки. В России нет такого института. Белорусы нас с нуля опередили лет на 30-40. У них до сих пор еще существует так называемый госзаказ. Я когда вернулся оттуда, был сильно удручен: я до этого думал, что мы конкурируем просто с Гомельагрокомплект. Но оказалось, что мы конкурируем со всей Республикой Беларусь. А это бесполезно.


— У вас ведь нет такой мощной господдержки…


— Да. Не передавить их. Шведы мне еще тогда улыбнулись и обидные слова сказали: «Вы свою технику, если государство вам поможет, до уровня импортной за год-два доведете». Даже не надо все самим делать: отдельные узлы можно завозить из-за границы — существует международная кооперация. Но продать за границей свои доилки мы все равно не смогли бы: шведы так и говорят, что их правительство заботится о своих товаропроизводителях.


— Но с 1992 года некоторые наши предприятия переориентировали свои производства и сменили номенклатуру. Что мешало Кургансельмашу это сделать?


— Мы прорабатывали этот вопрос. Я лично проехал северные города. Рынок хороший, богатый, но для него нужны были другая технология, другое оборудование.


— То есть требовались большие вложения?


— Конечно. Но мы пытались делать не только новые узлы, а даже сделали несколько новых доильных установок с автоматической системой управления, с электроникой. Но без изменения идеологии, подходов государства, нам не переломить ситуацию. Границы открыли, а заслона нет. И когда сейчас говорят, мол, сделайте красивую продукцию, выйдите с ней на рынок и потрясите ею, тогда у вас ее возьмут… Не верю я в это. Не так поступают в развитых странах.


 — Когда в феврале приезжал президент Татарстана, я помню, он тоже вам сказал, что нужно уметь презентовать продукцию, а у вас даже буклеты были представлены старые.


— Правильно. Рустам Минниханов мне понравился. Он все сказал правильно, замечание справедливое.


— А после той встречи с Миннихановым, есть какие-то подвижки, новые конктракты с Татарстаном?


— Вы понимаете, продажа сельхозтехники через губернаторов не идет. Она идет через те торговые точки, которые есть в том или ином субъекте. У нас сеть этих торговых точек, начиная с Сахалина, заканчивая Калининградом. Пусть объемы небольшие, но все равно технику берут.


— Если не ошибаюсь, года два или три назад была попытка рейдерского захвата Кургансельмаша. Удалось отбиться?


— Ой, да это не только два-три года. Это постоянно бывает. Я всем инвесторам говорю просто: я не против вас. У меня только одно условие: давайте соберем в актовом зале всех руководителей Кургансельмаша, и вы, как инвесторы, внятно расскажете, что здесь собираетесь делать и как. Никто еще не согласился на такие условия. Я всем всегда открыто говорю: вы только через парадную дверь заходите, и, если у вас добрые намерения, вы внятно их озвучивайте, и — пожалуйста. Мне самому не за что цепляться — я уже старенький. Мне просто хочется, чтобы предприятие работало.


— С местными предприятиями вы как-то взаимодействуете по кооперации?


— Мы вошли в арматуростроительный кластер, так как у нас есть чугунолитейный цех (арматурщикам нужно стальное литье), нас приняли туда. Мы разработали бизнес-план по развитию литейного цеха и уже выслали заявку в Москву на получение поддержки на его реализацию.


 — Как думаете, в условиях введения антироссийских санкций и политики импортозамещения, правительство изменит свои подходы к отечественным производителям?


— Я вам покажу одну бумагу, и вы поймете, какие подходы сейчас и что нужно сделать. С сайта Минпромторга я скачал так называемую «Матрицу промышленной политики». Она утверждена в прошлом году. По вкладу в социально-экономическое развитие страны и стратегической значимости сельскохозяйственное машиностроение находится внизу графика — малый вклад и незначимое направление. Станко-инструментальная промышленность где? Там же. А вот, посмотрите: лесопромышленный комплекс, индустрия детских товаров и игрушек — это самые высоко значимые производства.


Как при таком подходе мы дальше собираемся развивать нашу экономику? Я вообще не понимаю, кто это все составлял. А ведь этой матрицей руководствуется наше правительство. Если завтра эмбарго коснется поставки инструмента на спецарматуру, все наши заводы, где стоят современное обрабатывающее оборудование и центры, просто остановятся. Хорошо, что пока там эмбарго нет. В России инструмент, который на этих станках работает, не выпускается.


— В прошлом году ваше предприятие вошло в список заводов, которым по инициативе губернатора и энергетиков были предложены особые условия, позволяющие экономить на электроэнергии. Насколько такая гибкая тарифная политика может повлиять на ситуацию на вашем предприятии?


— Я уже больше 50 лет работаю в машиностроении. Мне есть с чем сравнивать. Могу лишь сказать, что да, нам стало полегче, но это проблема тарифов — всероссийская, на местном уровне ее не решить. По энергетике в нашей стране все сделали неправильно. Это так, миф какой-то Чубайс придумал. Стоимость киловатт/часа, который мы платили в 2012 году, в среднем составляла 3,4-3,75 рублей. С 2013 года тарифы стали расти. Оплата пошла по шести ценовым категориям — это кто-то очень мудрый и хитрый в Москве придумал, и курганские энергетики тут ни при чем.


Я обращался лично, отрабатывал все вопросы, с директором «Энергосбыта» — филиала ОАО «Энергосбытовая компания „Восток“» Игорем Пушкаревым, генеральным директором Курганэнерго Данилом Анучиным и их заместителями. Мы старались найти хоть какие-то решения, чтобы снизить нагрузку. В итоге в декабре вариант был найден. Смотрите, у нас в прошлом году киловатт уже до 6 и больше рублей доходил. А после заседания комиссии при губернаторе две наших подстанции перевели на первую ценовую категорию. В январе этого года у нас стало 4,9 рубля за киловатт. Каждый месяц получается по-разному — все зависит от нагрузки.


— Но в любом случае: в прошлом году было 6,50, а стало 4,90 максимум.


— Поэтому я и говорю коллегам, которые меня упрекают в излишней лояльности к энергетикам: уважаемые, с тем устройством энергетики, которая есть у нас в стране, я в корне не согласен и критикую его. Но с курганскими энергетиками мы отработали этот вопрос. И это — цифры, а не эмоции.


 — По году у вас есть уже какие-то прогнозные цифры, какая экономия будет?


— Я думаю, будет примерно больше миллиона. Это для нас очень существенно.


— Экономия позволит направить деньги на модернизацию?


— Она нам просто позволит с меньшим убытком работать. Мы пока на плаву движемся. Но живем очень бедно и тяжело. И у нас нет свободных денег.


— Проблему перекоса в тарифной сфере по энергетике, считаете, надо решать на федеральном уровне?


— По большому счету, да. Это проблема федерального уровня. Я бы не винил сегодняшнего губернатора — он в прошлом году пусть немного, но что-то сделал. Конечно, даже в этом случае стоимость киловатта у нас и в Челябинске разная.


 — В любом случае, начало положено.


— Конечно. Смотрите: в Саратове, в Сызрани, в Москве и т. д. — везде, где мы торгуем, электроэнергия дешевле, чем в Кургане. Это абсурд, особенно, если мы живем в одном государстве. Все говорят, что в Курганской области нет самодостаточности производства электроэнергии. Так это неправильно, не по-государственному. В том и был смысл единой энергетической системы, чтобы она была единая. Мы должны иметь равные возможности для конкуренции. Я не согласен с тем, что в Курганской области (это я, кстати, и председателю правительства писал) менее способные люди живут, чем в Тюменской, Свердловской или в Пермском крае. Неправильно это. Наши люди не хуже и наш губернатор не менее способный, чем другие.


— Просто наша область в неравных условиях с другими?


— Да. Энергетика, основные базовые элементы промышленности должны быть максимально одинаковы во всех областях. Перетасуйте губернаторов. Вот, свердловский губернатор или тюменский всегда очень хорошие по всем показателям. Поставьте их на Курганскую область! И, я вам скажу, ничего тут коренным образом они изменить не смогут, пока не будет изменений на уровне Москвы.

Печать
1342
05.08.2015
Напишите комментарий
Внимание! Чтобы принять участие в обсуждении требуется авторизоваться

Новости

Все Новости

Статьи партнеров

Интервью с Арно Де Крейжем, глобальным руководителем сегмента бизнеса Danisco Animal Nutrition & Health (IFF) — Г-н Де Крейж, истинная ценность фитазы заключается в ус...

256

Д-р А. Гане, компания Danisco Animal Nutrition & Health (IFF) В недавних независимых исследованиях было продемонстрировано, что новая фитаза Акстра™ Phy Gold позволяет...

273

Захарова Анна, технический специалист по свиноводству (Россия), Каргилл Кирсанов Геннадий, технический специалист по свиноводству (Россия), Каргилл Вопросы здоровья живот...

119

Чад Бирман, Доктор наук, генетик, Genesus Inc. Традиционно для отрасли свиноводства рентабельность подразумевает снижение затрат, повышение производительности или увеличение...

289

Представляем вам интересную коллаборацию от "Каргилл" и "БМК": эксперты Иван Иванов и Андрей Василевский обсудили важную тему в области свиноводства - "Производство и использован...

387

Довольно часто в свиноводстве поднимается вопрос о том, как плотность посадки свиней влияет на их продуктивность. Вполне логично предположить, что данная зависимость имеется. Для...

530

В настоящее время практически каждое российское свиноводческое хозяйство отмечает нехватку кадров. И даже повышение заработной платы не решает возникший вопрос! Почему возникл...

417

Автор: Светлана Серебренникова - ведущий специалист по кормовым решениям компании «Каргилл», кандидат биологических наук. В последние годы все больше возрастает интерес к ...

378

Сегодня эксперты "Каргилл" Анна Захарова и Иван Потапов расскажут об основных аспектах в оценке физического состояния животных: с чего начинать работу со свиноматкой, как сохрани...

358

В этом видео эксперты "Каргилл" расскажут о причинах теплового стресса у свиней и предложат эффективные превентивные меры и методы борьбы. Подробнее о продукте Coolpig [ http...

480

Тепловой стресс – это то, с чем сталкиваются все животноводы нашей страны в жаркие месяцы года. Аномальная жара летом 2021 года стала ночным кошмаром для свиноводства России: пре...

564

Статьи о свиноводстве

Компания Schauer: 70-лет на рынке комплексных инновационных решений для животноводства. Компания Schauer Agrotronik - надежный партнер тысяч преуспевающих животноводческих п...

06.09.2022 497

В исследовании рассматриваются все описанные пути передачи АЧС. 1. Пероральный путь передачи Наиболее важными путями передачи вируса африканской чумы свиней (АЧС) являютс...

16.08.2022 1105

Дезоксиниваленол, более известный под аббревиатурой “ДОН”, продолжает занимать исследователей. По мере открытия новых способов действия этого микотоксина остается вопрос: как мы ...

11.07.2022 1767

Для поросят-отъемышей поиск стратегии улучшения состояния здоровья, а также повышения показателей роста путем оптимизации питания является важным вопросом, ответ на который нашли...

31.05.2022 2493

В настоящий момент кормление можно назвать одним из ключевых слагаемых успеха в свиноводстве.  [ /upload/medialibrary/d03/c1dl7if9vlj1nmer8ijreltaaxgsbtqa/content_img.pn...

22.05.2022 2680

Знаете ли вы наиболее эффективные, практически применимые и экономически целесообразные меры по снижению выбросов аммиака? Надлежащее применение этих мер будет соответствовать тр...

29.04.2022 3064

Оптимизированный рацион может стать одним из лучших инструментов при достижении успеха при отъеме. Рацион, проверенный в данном исследовании, может сохранять диарею после отъема ...

19.04.2022 3321

Несмотря на расхожую пословицу про любовь свиней к грязи, она не соответствует действительности. На самом деле, свиньи предпочитают жить в чистоте даже в условиях интенсивного пр...

24.03.2022 4089

Конверсия корма – один из важнейших показателей племенной ценности свиней, который селекционеры стремятся улучшить, отбирая самых перспективных особей. В век цифровых технологий ...

25.01.2022 5669