О нас пишут

Genesus, обзор мировых рынков. Россия, июнь 2020

Саймон Грей, Генеральный управляющий Genesus в России, странах СНГ и Европы, Genesus Inc.   
       

Текущая цена на свиней в России сейчас составляет 94.90 рубля/ кг живого веса ($1.37 US/кг), включая НДС. На этом уровне эффективные производители продолжают получать хорошую прибыль даже несмотря на то, что в этом году выросли цены на корма. 

Особенных перебоев в поставках свинины из-за временного прекращения работы некоторых мясоперерабатывающих предприятий не было, хотя сообщается о нескольких предприятиях, где работники административно-управленческого аппарата выполняли непосредственную работу операторов по разделке туш и мяса. И это единственный случай, когда наличие избыточного числа управленцев действительно послужило на пользу предприятиям. Правда, отсюда вытекает следующий вопрос – если все это время они могут работать в производственных цехах, то чем они обычно занимаются в своих офисах, если предприятия все равно функционировали?
 
Использование слова ПРИБЫЛЬ в первом абзаце наводит на некоторые размышления. Согласно общепринятому мнению, свинина является товаром, который продают во всем мире, также общеизвестно, что среди производителей какого бы то ни было товара побеждает производитель с самой низкой себестоимость производства.
 
В представленной перед этим отчетом таблице глобальных цен явно видно – несмотря на то, что свинина продается на мировом рынке, цена ее продажи для фермера очень далека от стабильности в глобальном масштабе. Также не нужно быть гением, чтобы увидеть, что производители с самой низкой себестоимостью производства (Северная Америка) в настоящее время несут самые значительные финансовые потери, в то время как страны с самыми высокими производственными затратами (Китай) зарабатывают больше всего. Полная противоположность бытующему мнению!

Таблица ниже сформирована на основе отчета по ценам на глобальном рынке на этой неделе. В качестве отправной точки я использовал самую низкую цену на свиней (Соединенные Штаты), для простоты я ее вывел в качестве базовой единицы (1), а затем рассчитал цены в других странах, как ее кратные.   

 

Цена в Азии/Китае выше от 6.63 до 9.79 раз, чем в Соединенных Штатах!

Итак, как же мы попали в это незавидное положение? Может к этому нас привела наша одержимость себестоимостью? Возможно, если бы мы перенаправили фокус внимания на получение прибыли вместо того, чтобы гоняться за наименьшими затратами, мы могли бы создать более стабильный и устойчивый бизнес.

Позвольте мне прояснить: в бизнесе важно контролировать расходы, что на самом деле означает избегать необоснованных потерь. Чтобы сократить расходы на свиноферме, просто прекратите кормить свиней! Сразу на 60% дешевле! (Кстати, я действительно видел нечто подобное на одной ферме – конечно, эта ферма очень скоро обанкротилась.) Одержимость сокращением расходов может привести к тому, что мы примем неверные решения в отношении увеличения прибыли.

Для Genesus, как генетической компании, геномное тестирование – дорого, идентификация всех поросят – дорого, работа команды генетиков – также дорого. Мы могли бы сократить наши расходы и ничего не делать. Сегодня многие компании до сих пор продают племенной скот, не имея генетиков, они не тратят ни одного доллара на геномные или какие бы то ни было научные исследования. И конечно эти компании могут продавать дешевое племенное поголовье. Это очень привлекательно для фермеров, которые хотят снизить свои расходы. Но помогает ли это получению прибыли?

Еще одно бытующее мнение – использовать в качестве ответа интеграцию.  В целом, когда цена реализации свиней от фермы высока, то деньги теряют мясо-переработчики, а в том случае, когда они получают высокую маржу, то деньги теряют уже фермеры. Интеграция помогает если не нивелировать, то значительно сократить эти перепады. Но тогда часто происходит так, что большинство интеграторов управляют всеми частями бизнеса, как центрами затрат или центрами прибыли, имея крайне мало или даже вовсе не имея реальной связи между производством кормов, фермами и мясопереработкой. Это может снижать, и, в принципе, всегда снижает прибыльность.

Почему бы не работать вместе как единая цепочка поставок, нацеливаясь на максимизацию прибыльности производства в целом. Давайте начнем с того, что мы продаем – свинину. Как сделать конечный продукт более привлекательным для нашего конечного потребителя? Поскольку свинина – это пищевой продукт, то стоит обратить внимание на ее вкус и структуру. 

Производственная часть интегрированной компании не думает об общей рентабельности и о выпуске наиболее желаемого продукта для конечного потребителя. Она будет ориентирована на коэффициент конверсии корма и процент выхода постной мышечной массы в туше. Если свиньи выращиваются по контракту, в котором зафиксирована цена за одну реализованную свинью, то продажа лишних килограммов имеет либо очень небольшое значение, либо вообще его не имеет, другое дело коэффициент конверсии корма. Прибыль будет учитываться в расчете на килограмм, поэтому при максимальной продажной цене с самыми худыми свиньями прибыль будет казаться самой высокой!

Поэтому давайте это переосмыслим!

1. Ограничивающие факторы при производстве живых свиней – это место (собственно здание свинофермы) и время. Поэтому, производство большего числа килограммов свинины на одной и той же свиноферме за одно и то же время может ПОВЫСИТЬ ПРИБЫЛЬ, ПОЛУЧАЕМУЮ ОТ ЭТОЙ ФЕРМЫ. Это достижимо даже при более высоких затратах на производство и меньшей прибыли на килограмм!

2. Концентрация внимания на коэффициенте конверсии корма и получении максимально постных свиней имеет ряд существенных недостатков, если речь идет об объеме и качестве продукта, который нам нужно продать наиболее важному игроку – потребителю!

Низкий коэффициент конверсии корма сокращает уровень потребления корма, что негативно сказывается на привесах и в итоге снижает число проданных килограммов свинины (от одной и той же свинофермы за одно и то же время). Снижение коэффициента конверсии корма приводит к сокращению красных мышечных волокон, делая свинину очень блеклой, белесоватой. Низкая конверсия корма и ультра-постные свиньи – мраморность (внутримышечный жир) практически отсутствует. Но именно мраморность придает мясу вкус и сочность. Таким образом, мы получаем продукт с наименьшей себестоимостью производства, производственная команда, вероятно, получает бонус за низкий коэффициент конверсии корма, бойня платит больше за килограмм свиньи, но мясо блеклое, сухое и безвкусное – то есть, мы получаем мясо, на покупку которого потребитель вовсе не нацелен.

Как производители, мы только жалуемся и ничего не делаем, кроме того, что еще больше фокусируемся на снижении наших затрат. Мы перестаем покупать хорошую генетику, прекращаем как следует содержать наши фермы, используем более дешевые корма, прекращаем прививки / лечение и сокращаем производственный персонал!

Возможно, пришло время полностью переосмыслить это общепринятое мнение. Вы можете быть производителем с самыми низкими затратами на производство продукта, который никто не хочет покупать, но это не принесет вам ПРИБЫЛЬ.   

Назад в раздел

О нас пишут