Портал промышленного свиноводства
Эл № ФС77-38706 от 25.01.10г. Роскомнадзор

Корреляция между стратегией развития компаний и стратегией мясной отрасли

27.08.2014

Мамиконян Мушег Лорисович,
Председатель Правления
Мясного Союза России


I. Общая стратегия мясной отраслиВ формально-декларативной форме стратегия мясной отрасли описана в
ряде государственных и правительственных документов общего характера, к примеру «Доктрина продовольственной безопасности», «Стратегия развития птицеводства», «Стратегия развития пищевой и перерабатывающей отрасли» и т.д.

Однако сравнительная закрытость таких документов делает их менее применимыми для детального анализа и прогноза степени влияния государства. Эти документы также не отражают суть возникающих вызовов экономического, социального и эпидемиологического характера. В первой стадии становления мясной отрасли России в новых рыночных условиях, обозначение вектора усилий, а также описание путей развития мясного сектора, было достаточным для принятия базовых решений, таких как: льготное финансирование проектов в животноводстве, принятие решений воздействующих на импорт мяса c помощью таких инструментов, как введение квот, и т.п.

Однако на сегодняшний день мы отмечаем, что данные стратегии носят декларативную форму, не детализированы по срокам, целям и задачам, не учитывают динамично меняющиеся обстоятельства (к примеру, такие как:
африканская чума свиней, засуха 2010 года, переговоры по присоединению к ВТО). В результате они не соответствуют современным требованиям и практически малоприменимы.

Таким образом, мы констатируем, что необходима динамическая стратегическая платформа, способная изменяться через механизмы периодического переосмысления, которая будет отражать консолидированные взгляды экспертного делового сообщества и правительства на пути развития как подотраслей мясного сектора, так и мясной отрасли в целом. Отсутствие описанной конкретной стратегии развития отрасли, является тормозом развития компаний. К примеру, поразительно, но до сих пор обсуждаются сомнительные предложения демагогического толка, а очевидные полезные решения не принимаются и не реализуются в жизни. Это происходит именно потому, что не создан механизм обсуждения и поиска компромиссных, согласованных с профессионалами решений по тем или иным сложным темам. При этом выводы дискуссий не формализуются в решения, приказы, постановления и т.п. Из-за совокупности этих нестыковок мы наблюдаем, как часто расходятся во времени рациональные и нужные решения с вызовами рынка.

Однако это общий фон и предпосылки, а для бизнес планирования нужно пытаться выработать сценарный подход, опираясь на компетенции специалистов в большем диапазоне, чем это потребовалось бы при написании детальной промышленной стратегии мясного производства.

 
II. Подотраслевые стратегии

П т и ц е в о д с т в о

Для сценарного мышления и стратегического планирования компаниям мясного сектора важно понимание взаимоувязаности потребления всех видов
мяса в частности, и белка животного происхождения в целом. Очень часто эти обстоятельства не учитываются и не особенно понимаются, что становится удобной почвой для генерации неэффективных стратегий и ложных причин отставания компании.
Начнем с птицеводства  как сектора белка самого доступного (пока) с точки зрения цены.
Птицеводство, как отрасль, в РФ к 2011 году реализовало основную, формализованную, в «Доктрине» цель, а именно доведение обеспеченности мясом птицы отечественного производства до уровня 90% от объема потребления на рынке в РФ. При этом следует отметить, что динамическое развитие отрасли формировалось в большей степени на «упорстве», а не на «продуманности». Из-за этой причины мы получили некоторые врожденные пороки:
- Очень «скученные» в территориальном смысле производственные
кластеры;
- Однотипность производимой птицы и однообразность подходов к
позиционированию товаров на рынке;
- Отсутствие выделенной доли производства крупной птицы для
эффективной разделки в промышленных масштабах (а это потенциально может составить более 50% рынка);
- Отсутствие специализации по производству более мелкой калиброванной птицы для «гриля»(1÷1).

Совокупность этих недостатков приводит к недостаточной эффективности и конкурентоспособности птицеводства РФ, несмотря на впечатляющие количественные показатели в целом по отрасли. Анализ подобных
просчетов позволяет увидеть дальнейшие пути развития птицеводства, а также может стать основанием для сценарного планирования бизнеса смежных подотраслей.

С в и н о в о д с т в о

Для развития эффективного промышленного свиноводства в РФ потребовалось больше ресурсов, в том числе временных. Бытуют дилетантские мнения, что свиноводство имеет больший, чем птицеводство, цикл выращивания животных и поэтому менее выгодно для инвестирования в эту отрасль. Из этого делаются выводы, которые часто затрудняют инвесторам и экспертам лучше понимать перспективы отечественного свиноводства.
Во-первых, экономические возможности и целесообразность развития любой из подотраслей животноводческой отрасли напрямую связаны с уровнем субсидий в странах, откуда РФ импортирует мясо.
Во-вторых, развитие конкретной подотрасли связано с режимом таможенного регулирования. Поэтому начало 2000 годов совпало по времени, с тем периодом, когда возникли два важнейших обстоятельства:

1. Снижение уровня субсидирования и экспортпоощрения в странах ЕС.

2. Изменение в РФ стратегии развития животноводства и как инструмента этой стратегии, утверждение новой политики в области: Таможенно-тарифного регулирования; Субсидирования ставки процентов инвестиционных кредитов в АПК.
Исходя именно из динамики изменения этих обстоятельств, в РФ сначала «открылось» «окно возможностей» для птицеводства, потом уже для свиноводства. Уместно сказать, что в мясном скотоводстве этого не произошло и в среднесрочной перспективе не произойдет, хотя все решения и условия развития подотраслей животноводства РФ принимались синхронно. И сроки откорма свиней или КРС в данном случае не являются определяющими. Специфической трудностью в отечественном свиноводстве явилось полное несоответствие капитальных активов (проектов) советского периода с современными представлениями об организации и содержании скота на свинофермах. В связи с этим несоответствием возникла проблема более глубокой перестройки и целесообразности построения новых ферм на принципиально новых технологических и технических условиях. История развития свиноводства показывает, что это являлось единственно правильным путем развития отрасли, а те компании и проекты, которые пошли по пути частичных преобразований не смогут поддержать долгосрочную конкуренцию. Это обстоятельство следует учесть сегодня успешным свиноводам, эксплуатирующим старые модернизированные предприятия. 

Исходя из такой специфичности свиноводческой отрасли РФ, мы наблюдаем четкую классификацию по типу производства: 
 
- Промышленное свиноводство нового технологичного уклада;
- Промышленное свиноводство старого технологического уклада;
- Мелкие частные фермы, ЛПХ и Фермерские хозяйства.
Соответственно, мы можем доказательно утверждать, что до 2020 года доля старого промышленного уклада и ЛПХ резко уменьшится и не превысит 20% от объема выпускаемой свиноводческой продукции в РФ.

После 2020 года, по истечении переходного периода по присоединению РФ к ВТО (если присоединение состоится до конца 2012 года), существование других форм свиноводства, кроме промышленного свиноводства нового
технологического уклада будет нонсенсом. Надо готовиться…Однако, обсуждая возможности развития свиноводства в РФ, следует подчеркнуть важное допущение (на слайде № 2 это указано). А именно условия, на которых РФ может согласовать присоединение к ВТО!!!

Не случайно именно свинина стала камнем преткновения! Все хотят продавать свинину именно в Россию, но отечественное производство свинины для современной аграрной экономики и политики слишком значимо. Насколько эту чрезвычайную важность ощущает правительство и, следовательно, переговорщики, мы увидим по окончательным договоренностям. А их последствия оценит время!


Крупный рогатый скот (КРС)

По вопросу «мясного скотоводства» сказано значительно больше, чем оно
того заслуживает в настоящее время. Но вернуться к разговору о КРС необходимо как раз по причине всеобщего глубокого заблуждения в вопросах: где мы были, где мы есть, и куда следует стремиться.

Надо однозначно разделить внутри КРС отдельно молочное скотоводство и мясное скотоводство. Это разные подотрасли имеют разные мотивы развития, однако, их объединяет то, что продуктом их деятельности является животный белок и в большей или меньшей степени говядина.

Элементарно можно «догадаться», что если корова дает молоко, а также она «дает» - телят и в конце концов мясо, то все затраты на эту корову суммируются в ее общую себестоимость. Также очевидно, что чем дороже можно будет продать теленка или мясо (говядину) после забоя этой коровы, тем меньше будет себестоимость молока! Если это не очевидно, то не следует дальше обсуждать, а если все понятно, то пойдем дальше. Надо запомнить еще одну аксиому: она заключается в том, что все белки животного происхождения конкурируют между собой на рынках потребительских товаров (яйцо, молоко, птица, красное мясо, рыба…). И в этой конкуренции в рамках платежеспособного спроса покупателей и кулинарных традиций большую долю в потребительской корзине будут занимать продукты с низкой ценой, а косвенно это означает с низкой (эффективной) себестоимостью. Это очень важное обстоятельство, как для понимания, так и формирования промышленной политики и инвестиционной среды.

Из этих тривиальных постулатов можно сделать очевидный вывод: если ставится задача увеличения производства и потребления молока, а эта задача ставится, и она действительно актуальна, то мы должны пытаться снизить себестоимость производства молока и ее конечную цену. Для этого существуют всего два способа внеотраслевого влияния:
Первое - Выделять и развивать субсидии (денежные) на единицу производимого молока. Этот путь в условиях РФ ограничен бюджетными возможностями и обязательствами по присоединению к ВТО.
Второе - Стимулировать условия, когда производные продукты от молочного скотоводства (телята и говядина) продавались по оптимально высокой цене.

Из инструментария, который доступен на сегодняшний день, для уменьшения ценового давления на говядину, получаемую от шлейфа молочного стада, нужно обратить внимание: Через таможено-тарифное регулирование, «затрудняя» импорт именно говядины в РФ;

Через сокращение средств бюджета, выделяемых на стимулирование производства нового объема говядины мясного направления. Как ни странно, но многим этот вопрос кажется дискуссионным. Видимо, это связано с размытостью границ и непониманием целей, выделяемых государством ресурсов, а так же с желаниями и маркетинговыми планами и фантазиями частных компаний. Мы только можем приветствовать развитие частными компаниями мясного скотоводства в рамках собственных возможностей из собственных средств, однако, следует более глубоко изучить возможность и целесообразность таких проектов и, что особенно важно, территориальное расположение этих хозяйств. Риски, которые следует знать и понимать. 

Пастбищное скотоводство выгоднее, чем откормочное, но из-за климатических условий организация откормочного производства в РФ имеет большие ограничения. Отсюда можно сделать вывод, что следует выбирать регионы с короткими «зимними периодами», далее следует учесть численность населения и наличие у него навыков по ведению пастбищного скотоводства в этом регионе. Но возникает вопрос - может быть в таких анклавах более рационально наладить систему закупок, транспортировки, убоя скота, чем замыкать полный цикл. Ведь если формируется спрос (т.е. продукт покупается) и есть способное к ведению скотоводства население, то это является реальной платформой для естественной взаимовыгодной интеграции и кооперации. Очевидно, что такими территориями в РФ являются Алтай, Юг Урала, Юг Волги, Северный Кавказ.

При откормочном производстве следует быть осторожными с точки зрения себестоимости и прогноза цены продаж мяса в будущем. Ведь производитель говядины в РФ конкурирует с пастбищным скотоводством в Латинской Америке с одной стороны (импорт), а с другой стороны с говядиной как производным продуктом от молочного скотоводства. Теперь понятно, как много обстоятельств может влиять на рыночную
конъюнктуру.

Существующая и муссируемая версия высокой, «ресторанной цены», мраморной говядины, как очевидный признак выгодности производства, при внимательном рассмотрении оказывается абсолютно не очевидным. Посчитайте сами, сколько в виде стейков с максимальной ценой за бренд - качество можно продать мяса. Ведь все разновидности стейков это разные части, с костью и без, именно филейной части, что составляет не более 5% от веса туши. Куда же продать от «дорогой туши» все остальное? Все остальное будет конкурировать с говядиной от молочного скотоводства, импортом и т.п. Так что будьте осторожны, надо не читать вчерашние, тем более американские газеты, а попробовать заглянуть в будущее.
Внешние и внутренние условия еще не менее десяти лет не будут надежно, как в птицеводстве и свиноводстве, соответствовать факторам, необходимым для успешного инвестирования в мясное скотоводство, есть серьезные риски. Сырьевая же перспектива говядины для перерабатывающей промышленности очевидна, она будет дорожать в относительных ценах по сравнению и с красным мясом в виде свинины, а также относительно птицы. Ее доля в использовании на рынке, включая промышленную переработку, будет уменьшаться.

О в ц е в о д с т в о

В общие обзоры и расчеты по мясному балансу пора включать овцеводство. Хотя доля баранины в общем объеме потребления не превышает 4%, следует иметь в виду особую ценность этой отрасли для мирового производства в
будущем и для РФ в частности. Значение овцеводства будет возрастать по мере роста цен на говядину, уменьшение пастбищных территорий удобных для КРС, это равнинные пространства, на которых может пройти сельхозтехника. Более высокая эффективность современного растениеводства побуждает не только захват лесов Амазонки, примеру, но и «захват» пастбищ у старого животноводческого уклада - пастбищного скотоводства. Эта глобальная тенденция предопределяет, что территории, на которых может эффективно работать сельскохозяйственная техника, будут постепенно переведены под растениеводство во всем мире. Уменьшение пастбищ под КРС будет стимулировать дальнейший рост цен и возможно падение спроса на говядину, и увеличение доли баранины в структуре производства и потребления красного мяса. 

Еще очень важной составляющей, подкрепляющей эту тенденцию, является то, что под овцеводство можно еще приспосабливать достаточно большие территории пастбищ (предгорье, горы), которые не пригодны для крупного рогатого скота. Наличие в РФ достаточно больших территорий и способность населения к работе в овцеводческой отрасли с одной стороны и близость потенциальных стран для экспорта баранины из РФ (арабский мир) делают эту отрасль не только привлекательной, но стратегически значимой в аграрной политике России. Безусловно, и в структуре потребления красного мяса доля баранины будет упорно возрастать. Первые подвижки очевидны и выражаются в существенном росте поголовья скота в Южном Федеральном округе. На разных рынках закрепляются и растут ниши этнических продуктов, в том числе из баранины и, несмотря на ограниченный объем реального потребления таких продуктов, их наличие отражает стремление производителя подчеркнуть значимость качества и повышенные потребительские требования, нарастающие на рынке мяса и мясопродуктов.
Начало нового этапа развития овцеводства в РФ связано с созданием как внешних (высокая цена на красное мясо), так и внутренних стимулирующих факторов, в том числе субсидирование ставки инвестионных кредитов.
За последнее десятилетие произошло и еще одно важное событие для овцеводства, а именно шерсть как производная продукция существенно меньше влияет на эффективность производства. Надо ориентироваться на мясные породы и исходить от цен и себестоимости мяса. Это упрощает проблему планирования. Есть и другие существенные факторы, но их описание не подпадает под настоящий формат. Очевидно, что в связи с такой оптимистической будущностью также важны сырьевые выводы по овцеводству.

Во многих случаях мясо баранины будет применяться в комбинации с говядиной и мясом птицы для производства мясопродуктов и не только этнической группы. Учитывая выраженный сезонный характер, очевидно, что в будущем мы сможем наблюдать развитие категории консервной и пресервной продукции из баранины, а так же полуфабрикатов, готовых блюд и деликатесов длительного срока хранения (вяленые окорочка, суджук т.п.).

III. Смена сырьевой парадигмы для мясоперерабатывающей отрасли
Анализ стратегий развития животноводческих подотраслей, а также достаточная ясность условий присоединения России к ВТО делает возможным рассчитать объемы и структуру предлагаемого на рынке мяса до 2020 года. Это очень важный вывод, и замечательность этой ситуации состоит в том, что это первый случай за 20-летнюю историю развития новой мясной отрасли РФ, где сырьевые предпосылки настолько очевидны.

Выводы по итогам десятилетнего развития производства мясного сырья Очевидно, что при структуре предложений птицы 60/40 импорт- отечественное производство в 1999 году от общего объема, предлагаемого на рынке продукции птицеводства около 75% составляло темное мясо, т.е. окорочка. Это достаточно точно отражало потребность рынка в связи с низкой покупательной способностью населения и кулинарными традициями. Спрос на относительно дешевые «окорочка» определяли условия равновесия. Когда низкая покупательная способность и соответствующая структура спроса были обеспечены «дешевым» предложением, а количество «дорогого» белого мяса рынком было не востребовано. 

За десятилетие развития рынок увеличился почти в два раза до 3500 тыс. тонн и в 2011 году мы можем констатировать, что соотношение импорта и отечественного производства стало составлять 10/90. Как это видно из пропорций, произошли революционные (хотя и запланированные) изменения как по объемам потребления, так и по структуре предложения! При этом доля темного мяса (окорочка) в общем объеме предложенной на рынок
птицеводческой продукции (3500 тыс.тонн) в 2011 году уменьшилась до 35% с 75% в 1999 году. Но еще более значительно изменился объем предлагаемого на рынок белого мяса птицы. Грубый расчет показывает, что объем филе грудки увеличился почти в четыре раза, а именно в 1999 году на рынке РФ предлагалось около 300 тыс.тонн грудки птицы, а в 2011 году эта величина достигла 1,150 млн.тонн, что в 3,8 раза больше.

У белого мяса есть дополнительный потенциал роста потребления. Повышение покупательной способности населения произошло довольно быстро, но кулинарные предпочтения и навыки изменяются значительно медленнее, поэтому население, которое имеет возможность покупать белое мясо, по инерции потребляет окорочка. Кроме этого в нашей стране существенного роста можно ожидать от «хорики», т.е. общественного питания, и, как следствие, увеличения потребления белого мяса, так как в этом сегменте рынка питания оно активно используется на примере западных стран.

Мы наблюдаем существенное изменение относительных цен в рознице и опте между ценой тушки и белым мясом птицы. Разрыв цен уменьшается, этот факт, конечно же, не устраивает производителей птицы, но является серьезным и эффективным источником развития в перерабатывающей отрасли. Уловив эти тенденции изменения мясного рынка, многие предприятия в последние годы, интуитивно или на основе расчета, стали более экономно
относиться к планированию сырьевой составляющей ассортимента, выпускаемой продукции. В процессе планирования поставок мяса все чаще стали внедрять пересчет сырья на основе метода «постности», который подтвердил свою высокую эффективность.

Сырьевые выводы: последствия развития свиноводства алгоритмично похожи на итоги развития птицеводства. Также как и в случае с птицеводством, возникает ситуация несоответствия экономических возможностей и кулинарных традиций потребления мяса в РФ, с анатомическим предложением животноводческого сырья. А именно, с ростом отечественного производства мы неизбежно будем иметь изменение структуры предлагаемых на рынке отрубов свинины. А это означает, избыточные количественные предложения, получаемые при разделке свинины. 

Согласно анатомической структуре скота, около 40% получаемого мяса (из убойного веса) является сырьем «деликатесным», таким, как карбонат, шейка, или имеющим высокую ценность из-за высокой постности окорок, лопатка… Возникает вопрос, готов ли рынок, конкретно потребители в РФ (т.к. экспорт маловероятен из-за АЧС и цен), покупать в столь большом объеме дорогие отруба в виде полуфабрикатов, готовых мясных деликатесов и т.п.
Можем с высокой достоверностью утверждать, что это невозможно! Даже высокоразвитые страны с экономически обеспеченным населением значительную долю «дорогих отрубов» экспортируют в Японию, Южную Корею. А это означает, что, как и в случае с птицей, будет происходить сближение цен на «ценные» и менее «ценные» (жирные) отруба от разделки свинины и это уже наблюдается: сравните соотношение цен шпига и свиной лопатки в 2011 году и 3-5-7 лет назад. Тенденция неизбежна. Все эти изменения являются обоснованной, фундаментальной базой для переоценки, как ассортиментной политики предприятий, так и стратегии развития в целом. А это, в первую очередь означает, что мы уже можем с достаточной надежностью предложить маркетологам компаний базовые производственные предпосылки (сырьевые), которые желательно учесть при развитии брендов, расширении ассортимента, акцентов, подчеркивающих не «выдуманную креативность», а основательные содержательные преимущества данного производителя по удовлетворению новых важных потребительских предпочтений

Дальнейшее описание возможных продуктовых стратегий компаний не «умещается» в рамки настоящего доклада. Тем не менее, эти важные выводы может сделать для корректировки собственной стратегии каждая компания на мясном рынке. Именно это является наиболее полезной работой для устойчивости и доходности Вашего бизнеса.






Просмотров: 1319

Возврат к списку