Статьи по кормлению свиней на Piginfo | Гороховый крахмал в качестве заменителя зерновых в рационах кормящих свиноматок: влияние на производительность свиноматок и помета


Печать
Гороховый крахмал в качестве заменителя зерновых в рационах кормящих свиноматок: влияние на производительность свиноматок и помета
Печать
Статья предоставлена компанией ООО "Евро Технологии". 

Справка: Компания "Евро Технологии" единственный производитель горохового протеина и горохового крахмала в России. 

тел. (8482) 555-999    эл. почта  e-tehnologi@mail.ru 

Основным побочным продуктом производства концентрата горохового протеина является гороховый крахмал, и этот крахмал может быть альтернативным источником крахмала в рационах свиней, наряду, например, с пшеничным крахмалом. Тем не менее, различия в использовании энергии между гороховым крахмалом и зерновым крахмалом могут повлиять на показатели продуктивности животных. В настоящем исследовании были собраны данные о 100 свиньях породы ландрас и йоркшир в Норвегии, чтобы выяснить, влияет ли включение 20% гороховой крахмализированной муки (Pisum sativum L) в рационы кормящих свиноматок на производительность свиноматок и помета. Было составлено два рациона на основе зерновых культур, но в одном из рационов часть пшеницы была заменена гороховой крахмализированной мукой. Сбор данных включал регистрацию суточного потребления корма свиноматками, индивидуальный вес и показатели толщины хребтового сала, вес помета, измерение уровня глюкозы в крови после кормления и репродуктивную функцию. У свиноматок, в рацион которых входил горох, было более высокое среднее дневное (P <0,0001), еженедельное (P < 0,01) и общее потребление корма (P <0,0001) в период лактации. Они также имели более низкие показатели потери веса в течение первых трех недель лактации (р <0,001). В целом, в течение последних двух недель лактации свиноматки в обеих группах набирали вес, но свиноматки, получавшие контрольную диету, имели наибольший прирост за этот период (P <0,05). В течение первых трех недель лактации в группе, получавшей горох, была тенденция к более высокой потере хребтового сала (P = 0,10), но различий в общей потере хребтового сала между рационами обнаружено не было (P> 0,05). Рацион не влиял на показатели помета во время лактации (P> 0,05). Интервал между отъемом и спариванием был выше среди свиноматок с первым опоросом, получавших гороховый рацион, по сравнению со свиноматками с первым опоросом, получавшими контрольный рацион (P <0,05). Рацион не влиял на уровень глюкозы в крови в выбранные сроки настоящего исследования (P> 0,05). Настоящее исследование показывает, что гороховая крахмализированная мука может использоваться в качестве альтернативного источника крахмала в рационах кормящих свиноматок. У свиноматок, получавших гороховый рацион, было самое высокое потребление корма во время лактации, и хотя это не приводило к более высокой массе при отъеме, это отражалось в улучшении состояния тела при отъеме. 


1. Введение

Горох (Pisum sativum L) традиционно рассматривался как альтернативный источник белка в рационах свиней, и по уровню усваиваемой энергии он занимает промежуточное положение по отношению к соевому шроту и злаковому зерну (Гейтель и Грожан, 1990). Горох производится во всем мире и поэтому может рассматриваться как более дешевая и доступная альтернатива белкам в рационах свиней, чем, например, соевый шрот (Смит и др., 2013). Несколько исследований показали, что горох может быть использован в качестве источника белка в рационе свиней, если рацион обогащен синтетическими аминокислотами, чтобы сбалансировать низкое содержание серосодержащих аминокислот и триптофана (Кастель и др., 1996; Гейтель и Грожан). , 1990; Ле Гуэн и др., 1995b). В исследованиях молодых и откормочных свиней обсуждался вопрос о том, оказывают ли антипитательные факторы, содержащиеся в горохе, например, ингибиторы амилазы, таннины и ингибиторы трипсина (Абрахамссон и др., 1993; Грала и др., 1999; Ле Гуэн и др., 1995a) неблагоприятное влияние на усвояемость и производительность. Тем не менее, некоторые исследования показали, что включение 10–20% гороха в рацион молодых свиней (Кастель и др., 1996; Гейтель и Грожан, 1990) и 20–40% гороха в рацион откормочных свиней (Штайн и др. , 2004, 2006) не оказали негативного влияния на производительность. Однако включение гороха в рацион свиноматок приводит разным результатам (Гейтель и др., 1988; Линнеманн и др, 1975). Линнеманн и др. (1975) пришли к выводу, что включение 10–20% гороха в рационы беременных и кормящих свиноматок с четвертым опоросом привело к уменьшению числа живорожденных поросят, в то время как Гейтель и др. (1988) не обнаружили неблагоприятного воздействия на производительность свиноматок и помета в течение семи последовательных опоросов с включением 16% гороха в рацион беременных свиноматок и 24% гороха в рацион кормящих свиноматок. Общим фактором во всех исследованиях, упомянутых выше, за исключением Смита и др. (2013), является то, что в них горох рассматривается в качестве частичной или полной замены белка в рационе свиней. Так как крахмал - ингредиент в рационе свиней, дающий наибольшее количество энергии (Вайсман, 2006), а основным побочным продуктом производства концентрата горохового протеина является гороховый крахмал, он может стать альтернативным источником крахмала наряду, например, с кукурузой, пшеницей и картофельным крахмалом (Ratnayake et al., 2002). Однако гороховый крахмал хуже переваривается в тонкой кишке свиньи по сравнению с зерновым крахмалом, и это может повлиять на использование энергии, полученной из корма. Основная цель настоящего исследования состояла в изучении влияния замены пшеницы 20% гороховым крахмалом в рационе кормящих свиноматок на производительность свиноматок и помета.

2. Материалы и методы

2.1. Содержание стада и типы кормов

Настоящее исследование основано на данных, полученных от коммерческих свиноводческих хозяйств, занимающихся разведением поросят, участвующих в объединенной системе. Объединенная система - это сотрудничество между несколькими свиноводческими фермами, при котором одно центральное стадо снабжает других производителей (вспомогательные хозяйства) беременными свиноматками на основе аренды (Далин и др., 1997; Энгблом, 2008). Беременных животных доставляют во вспомогательные хозяйства за три недели до предполагаемых родов, а затем отправляют обратно после отъема для повторного скрещивания или выбраковки. Центральное стадо отвечает за содержание молодых племенных свиней и свиноматок во время выращивания, холостого периода и вынашивания, в то время как вспомогательные хозяйства отвечают за беременных самок в течение срока, начинающегося за три недели до предполагаемых родов и заканчивающегося после отъема помета. Данные были получены от 100 норвежских свиней породы лантрас и йоркшир. Свиноматки поросились в двух партиях (июнь и октябрь 2010 года), по 50 свиноматок в каждой партии. По прибытии во вспомогательное хозяйство свиноматки были распределены в три группы: свиноматки с первым опоросом, со вторым опоросом и с третьим опоросом и более. Внутри групп свиноматкам был случайным образом назначен один из двух рационов. Оба представляли собой гранулированный лактационный корм, содержащий 10,20 МДж чистой энергии/кг. Содержание лизина на кг корма составляло 8,7 г в контрольном рационе и 11,2 г в гороховом рационе. Оба рациона соответствовали потребностям во всех питательных веществах, включая аминокислоты для кормящих свиноматок, либо превышали их (Троттье и Джонстон, 2001). Рационы отличались заменой 25% пшеницы 20% горохового крахмала в рационе группы с гороховым рационом (Таблица 1). Добавленный гороховый крахмал была изготовлена из желтого гороха (Pisum sativum L) и состоял из фракции крахмала, полученной после сухой обработки семян гороха (Агримарин, Ставангер, Норвегия). Крахмал состоял (в пересчете на сухое вещество) из приблизительно 63-65% крахмала и 16-18% белка. Остальные вещества в основном представляли собой простые сахара и олигосахариды (6–8%), некрахмальные полисахариды (7,5%) и жиры (0,5–0,9%).


Таблица 1.
Состав экспериментальных рационов

Контрольный рацион

Гороховый рацион

Ед. изм.

Ингредиенты (из расчета на готовый продукт)

Пшеница

48,93

24,97

%

Ячмень

15,00

15,50

%

Овес

15,95

15,00

%

Гороховый крахмал

-

20,00

%

Соевый шрот

8,85

13,40

%

Рыбная мука

1,00

1,00

%

Животный жир

4,00

4,00

%

Кормовая патока

1,50

1,50

%

Карбонат кальция (известняк)

1,53

1,56

%

Монокальцийфосфат

0,85

0,75

%

Бикарбонат натрия

0,06

0,06

%

Соль

0,45

0,45

%

Минеральная смесь[1]

1,10

1,10

%

Витаминная смесь[2]

0,11

0,11

%

Расчетный состав (из расчета на готовый продукт)

Белок

15,40

17,40

%

Жир

7,66

7,18

%

Вода

12,25

11,63

%

Крахмал

42,49

40,47

%

Лизин

0,87

1,12

%

Метионин

0,24

0,25

%

Метионин + цистеин

0,55

0,56

%

Треонин

0,58

0,69

%

Триптофан

0,19

0,21

%

Сырая клетчатка

4,03

3,79

%

Ca

0,90

0,90

%

P

0,52

0,52

%

Na

0,20

0,20

%

Витамин E

0,01

0,01

%

Чистая энергия

10,20

10,20

МДж/кг

Проанализированный состав (из расчета на готовый продукт)

Сырой белок

15,00

17,30

%

Сырой жир

7,50

7,30

%

Вода

12,30

12,10

%

Сырая клетчатка

3,90

3,90

%

Ca

0,80

0,85

%

P

0,54

0,52

%

Na

0,20

0,22

%

Витамин E

181

194

мг/кг



[1]Минеральная смесь обеспечивала следующие количества на килограмм корма: 203 мг of Zn (ZnO); 80 мг Fe (FeSO2 H20); 60 мг Mn (MnO); 15 мг Cu (CuO); 0,75 мг I (Ca (IO3))2; 0,3 мгg Se (Na2SeO3).

[2]Витаминная смесь обеспечивала следующие количества на килограмм корма: 10640 МЕ витамина A; 1216 МЕ холекальциферола (витамин D); 165 мг DL-α-токоферилацетата (витамин E); 4,56 мг менадиона (витамин K3); 6,08 мг рибофлавина. 16,7 мг D-пантотеновой кислоты; 30.4 мкг цианокобаламина; 30,4 мг ниацина; 1,03 мг биотина; 2,85 мг фолиевой кислоты; 580 мг холина.

Во вспомогательном хозяйстве все свиноматки были размещены с возможностью передвижения в индивидуальных загонах размером 2,35 х 3,15 м. Все загоны были оборудованы полуавтоматической кормушкой, свиноматки имели свободный доступ к воде, подаваемой через ниппельные поилки в задней части загона и желобе для кормления. С момента поступления во вспомогательное хозяйство и до тех пор, пока до ожидаемого опороса не оставалось три дня, кормление свиноматок осуществлялось два раза в день в зависимости от их физического состояния (Animalia and Norsvin, 2007). Суточная норма корма для свиноматок с показателем физического состояния < 3 равнялась примерно 4,2 кг, свиноматок с показателем физического состояния от 3 до 4 – 3,2-3,6 кг и свиноматок с показателем физического состояния > 4 – 2,4 кг. За два-три дня до ожидаемого опороса норма корма снижалась вдвое, а после опороса она ежедневно увеличивалась на 0,6 кг до достижения значения максимальной нормы корма. Максимальная норма корма считалась достигнутой тогда, когда корм оставался в кормушке после каждого кормления в течение 1-2 дней подряд. Кормление свиноматок происходило два раза в день в течение первой недели, три раза в день в течение второй недели и четыре раза в день в течение трех последних недель лактации.

Температура в станках для опороса поддерживалась на уровне 18°С в течение большей части периода лактации, за исключением дней непосредственно до и после опороса, когда температура повышалась до 20°С. С помощью ламп для обогрева и подогреваемого пола площадки для подкормки поросят обеспечивался дополнительный обогрев поросят. В течение 24 часов после опороса было проведено стачивание зубов всех поросят, и всем поросятам была введена паста с железом в количестве 1,5 мл (Pluss jernstarter, Felleskjøpet, Норвегия). Обрезание хвостов в Норвегии запрещено. При необходимости, в течение 48 часов после рождения осуществлялось перекрестное кормление поросят свиноматками из одной или другой экспериментальной группы. В период с пятого по десятый день после опороса все поросята мужского пола подверглись хирургической кастрации ветеринаром с использованием анестезирующего и болеутоляющего средства. Начиная со второй недели лактации на бетонном полу площадки для подкормки, поросята получали подкормку, смешанную с обогащенным железом торфом. Подкормка содержала 9,94 МДж чистой энергии/кг и 11,9 г лизина/кг корм. Отъем всех поросят в партии производился в один день, и средняя продолжительность лактации составила 33,5 дня (от 28 до 39 дней). 

2.2. Сбор данных

Над каждой кормушкой в станках для опороса был установлен пластмассовый дозатор, который показывал количество корма, потребляемого при каждом кормлении. Перед началом эксперимента корм в дозаторе был взвешен на различных отметках, благодаря чему можно было легко определить суточную норму корма. В настоящем исследовании под суточным потреблением корма понимается исчезновение корма без поправки на просыпание корма или поедание корма свиноматки ее поросятами.
Измерение хребтового сала производилось техническими специалистами Norsvin (норвежская ассоциация свиноводов), и для удобства измерение хребтового сала у всех свиноматок было проведено в один день. Измерение хребтового сала свиноматок было произведено после поступления (16-25 дней до опороса), в начале опороса ((-1)-7 дней до опороса), на 21-й день после опороса (в период с 20 по 23 день) и при отъеме. Измерение хребтового сала производилось с помощью прибора Krautkramer USM 22 и ультразвукового преобразователя Panametrics NDT (Holger teknologi AS, Осло, Норвегия). Измерение производилось в четырех точках параллельно хребту свиноматки: на последнем ребре, на лопатке, окороке и корейке. Измерение на ребре производилось на участке Р2, но расстояние до хребта было меньше 65 мм, что является стандартным промежутком для измерения Р2. Показатели толщины хребтового сала представлены как толщина на ребре и как среднее значение толщины на ребре, плече, окороке и корейке. Предварительный анализ показал, что эти четыре точки объясняют значительную часть одной и той же вариации данных.

После поступления во вспомогательное хозяйство каждая свиноматка была отдельно взвешена. После опороса было зарегистрировано количество поросят в помете (все рожденных, рожденных живыми и мертворожденных). В течение 12-36 часов после опороса производилось повторное взвешивание всех свиноматок, а также поросят, рожденных живыми. В случае наличия в помете мертворожденных поросят они взвешивались отдельно от поросят, рожденных живыми. Взвешивание свиноматок и поросят, а также регистрация числа поросят в помете производилась также на 5 день лактации (в период с 4 по 6 день), 21 день (в период с 20 по 23 день) и при отъеме. Взвешивание свиноматок производилось с помощью весов для взвешивания свиней Teo (Teo teknikk AS, Нурбо, Норвегия) размером 1 х 2 м и погрешностью 500 г. Взвешивание поросят производилось с помощью напольных платформенных весов размером 90 х 55 см и погрешностью 100 г (Eickemeyer Medizintechnik für Tierärtze KG, Тутлинген, Германия). При отъеме взвешивание каждого помета производилось с помощью весов для взвешивания свиней Teo. В этом исследовании изменение веса свиноматок представлено как отрицательное значение, обозначающее прирост массы.

В течение четвертой недели лактации во второй партии опороса у 10 выбранных случайным образом свиноматок в каждой экспериментальной группе были взяты образцы крови для измерения уровня глюкозы. Образцы крови были взяты из хвостовой вены (V. caudalis mediana) с помощью ручного глюкометра (Bayer Breeze 2, Торонто, Канада). Забор образцов крови производился перед кормлением (контрольный образец), через 15, 30 и 60 минут после кормления.

2.3. Статистический анализ

Из анализа окончательных данных были исключены три свиноматки (одна из контрольной группы, и две из группы, получавшей горох). Одна свиноматка выбыла по серьезной причине, заключающейся в синдроме метрит-мастит-агалактия, одна свиноматка умерла в середине периода лактации, и одна подверглась эвтаназии ввиду хромоты обеих задних ног. Окончательные данные включали в себя данные по 97 свиноматкам, для 20 из которых данный опорос был первым (10 в каждой экспериментальной группе), для 8 – вторым (по четыре в каждой экспериментальной группе), и для 69 свиноматок данный опорос был 3-7 (35 свиноматок в контрольной группе, и 34 – в группе, получавшей горох).

Все статистические анализы были произведены в SAS 9.2, версия 2009 г. (SAS Inst. Inc., Кэри, Северная Каролина). Уровень значимости был установлен равным 0,05 для всех моделей, и результаты со значениями Р в диапазоне между 0,05 и 0,1 считались статистическими тенденциями. Нормальность проверялась с использованием графика остаточных и прогнозируемых значений и графиков процентилей для нормального распределения. Анализ данных, которые не были нормально распределены, производился с помощью моделей, подходящих для ненормального распределения. Анализ статистических различий между экспериментальными группами (группа, получавшая контрольный рацион, и группа, получавшая горох в составе рациона) по данным общего потребления корма свиноматками, изменения веса, изменения толщины хребтового сала и увеличения числа поросят в помете производился по модели со смешанными эффектами (PROC MIXED, SAS), при этом рацион, опорос и их взаимодействие считались фиксированными эффектами, а партия опороса – случайным эффектом. При необходимости, количество рожденных живыми и отъемных поросят, а также продолжительность лактации были включены в модели в качестве независимых переменных. Взаимодействия главного эффекта, которые не являлись статистически значимыми или которые имели признаки статистических тенденций, были исключены из моделей путем обратного исключения.

Анализ разницы между суточным и недельным потреблением корма производился с помощью модели повторных измерений (Littell et al., 1998; Wang and Goonewardene, 2004) со структурой авторегрессионной ковариации первого порядка (PROC MIXED, SAS). В модели рацион, время измерения и опорос использовались как фиксированные эффекты, партия опороса – как случайный эффект, а количество поросят-отъемышей и продолжительность лактации – как независимые переменные. Схожая модель использовалась для анализа изменений, происходящих со временем в весе свиноматок, толщине хребтового сала, весе помета и уровне глюкозы в крови, но ввиду разных временных интервалов между измерениями вместо структуры авторегрессионной ковариации использовалась структура ковариации с зависимостью от предыдущих величин первого порядка. В модели, используемой для анализа уровня глюкозы в крови, первородящие и второродящие свиноматки были объединены ввиду малого количества второродящих свиноматок, у которых измерялся уровень глюкозы в крови.

Анализ разницы в количестве всех рожденных поросят, поросят, рожденных живыми, поросят-отъемышей и количестве поросят, рожденных живыми, в следующем помете производился с использованием модели логарифмической регрессии с распределением Пуассона (PROC GENMOD, SAS) (Agresti, 2007). Во всех моделях рацион и опорос использовались как фиксированные эффекты. В модели, используемой для анализа количества поросят, рожденных живыми, в следующем помете, первородящие и второродящие свиноматки (для которых данный опорос был 2 и 3 соответственно) были объединены ввиду малого количества второродящих свиноматок, которые были повторно осеменены после отъема. Схожая модель использовалась для анализа разницы между интервалом между отъемом поросят и первым спариванием, но с отрицательным биномиальным распределением (PROC GENMOD, SAS). Корреляция рассчитывалась с помощью коэффициента корреляции Пирсона (PROC CORR, SAS). Если не указано иное, все результаты даны как средние значения, полученные методом наименьших квадратов ± стандартная ошибка.


3. Результаты

Средняя (средняя ± стандартное отклонение) масса свиноматок через 12–36 ч после родов составила 263 ± 41 кг для контрольной группы и 262 ± 36 кг для группы, получавшей горох. Средняя толщина жировой прослойки в обеих группах (-1) -7 дней до опороса составило 15,9 ± 3,1 мм (средняя ± стандартное отклонение). Обе группы имели также очень похожие показатели от общего числа рожденных и живых поросят (среднее значение ± стандартное отклонение). Общее количество родившихся поросят в среднем составило 14,6 ± 3,3 для контрольной группы и 14,6 ± 3,0 для группы, получавшей горох. Количество живых поросят составило 13,4 ± 2,8 для контрольной группы и 13,4 ± 2,7 для группы, получавшей горох. Средняя продолжительность лактации (среднее значение ± стандартная ошибка) составила 33,8 ± 2,1 дня для контрольной группы и 33,3 ± 2,1 дня для группы, получавшей горох, а их среднее суточное потребление корма во время лактации составило 6,7 ± 0,6 кг для контрольной группы и 7,8 ± 0,8 кг для группы, получавшей горох. 

3.1. Потребление корма

У свиноматок, получавших гороховый рацион, было более высокое среднесуточное потребление корма (данные не приведены), чем в группе, получавшей контрольный рацион (P <0,0001), и эта разница увеличивалась с продолжительностью лактации (P <0,0001). В течение первых трех недель лактации среднее потребление корма в группе, получавшей горох (134 ± 2,17 кг) было значительно выше, чем потребление корма в контрольной группе (114 ± 2,12 кг) (P <0,0001; Таблица 2). Это также распространяется на последние две недели лактации при среднем потреблении корма 124 ± 3,57 кг для свиноматок, потребляющих гороховых рацион, и 113 ± 3,60 кг для свиноматок, получающих контрольный рацион (P <0,01; Таблица 2). В целом, среднее еженедельное (P <0,01) и общее потребление корма (P <0,0001) в период лактации было выше в группе, получавшей горох по сравнению с контрольной группой (Таблица 2).

3.2. Производительность свиноматки и помета

Не было обнаружено отличий в весе свиноматок в начале испытания, через 12–36 ч после родов, на день 5, день 21 или при отъеме (P> 0,05; Таблица 2). Однако у свиноматок, получавших контрольный рацион, отмечалась более высокая потеря веса в течение первых трех недель лактации (12,8 ± 1,68 кг) по сравнению с свиноматками, получавшими гороховый рацион (5,8 ± 2,77 кг) (P <0,001; Таблица 2). В течение последних двух недель лактации свиноматки в обеих группах рациона в среднем набрали в весе, при этом свиноматки, получавшие контрольный рацион, набрали больше веса (- 4,9 ± 1,82 кг), чем свиноматки, получавшие гороховый рацион (- 1,2 ± 1,80) (P = 0,08; Таблица 2). Общая потеря веса в период лактации не отличалась между экспериментальными группами (P>0,05; Таблица 2).

Не было различий между экспериментальными группами по толщине жировой прослойки, измеренной при прибытии, за (- 1) -7 дней до родов, при отъеме или по общей потере жировой прослойки (P> 0,05; Таблица 2). Однако свиноматки, получавшие контрольный рацион, имели большую толщину жировой прослойки (13,1 ± 0,38 мм) на 21-й день по сравнению с свиноматками, получавшими гороховый рацион (12,4 ± 0,37 мм; P = 0,10). Это также отразилось на общей потере жировой прослойки в течение первых трех недель лактации (данные не приведены), группа, получавшая горох, потеряла больше жировой прослойки (3,3 ± 0,38 мм) по сравнению с контрольной группой (2,6 ± 0,37 мм; P = 0,10). В течение последних двух недель лактации такой разницы обнаружено не было (P>0,05; данные не приведены). Эти результаты отражены в измерениях толщины жировой прослойки ребра. Различий между группами по толщине жировой прослойки ребра, измеренной при прибытии, за (- 1) -7 дней до родов, при отъеме или по общей потере жировой прослойки (P> 0,05; Таблица 2) обнаружено не было. Но контрольная группа имела большую жировую прослойку в области ребер на 21-й день лактации (11,4 ± 0,36 мм) по сравнению с группой, получавшей горох (10,7 ± 0,36 мм) (P = 0,09; Таблица 2).

Общее количество рожденных, живых и отнятых поросят не отличалось между экспериментальными группами с разными рационами. Также не было разницы в количестве поросят, родившихся живыми в последующем помете (P> 0,05; Таблица 3).

Интервал между отъемом и случкой (данные не приведены) был больше среди свиноматок первого паритета, получавших рацион гороха (12,0 ± 0,16 d), по сравнению со свиноматками первого паритета, получавшими контрольный рацион (4,4 ± 0,20 d; P <0,0001). Никакого взаимодействия между рационом и паритетом среди второго паритета и свиноматок старшего возраста не было обнаружено (P> 0,05).


Таблица 2
Среднеквадратичные значения (СЗ) ± станд. ошибка для воздействия рациона на потребление корма свиноматками, изменение веса и жировой прослойки в период лактации.

Контрольный рацион

Гороховый рацион

Название

Сред. СЗ

Станд. ошиб.

Сред. СЗ

Станд. ошиб.

P-значение

Среднее потребление корма, кг

1 неделя

21,6

1,21

25,0

1,20

0,01

2 неделя

37,9

1,21

43,6

1,20

<0,0001

3 неделя

55,6

1,21

65,0

1,20

<0,0001

4 неделя

64,7

1,21

71,6

1,20

<0,0001

5 неделя

63,8

1,75

71,6

1,98

<0,001

1-3 неделя

114

2,12

134

2,17

<0,0001

4-5 неделя

113

3,60

124

3,57

<0,001

Общее потребление корма

227

4,14

258

4,07

<0,0001

Вес свиноматки, кг

 Поступления вспомогательного хозяйства

246

5,49

243

5,42

0,709

12-36 ч после родов

248

5,09

249

5,01

0,730

5 день после родов

237

4,91

237

4,83

0,961

21 день после родов

235

4,77

242

4,69

0,182

Отъем

240

5,07

242

4,99

0,612

Потеря веса в 1-3 неделю

12,8

1,68

5,8

2,77

<0,001

Потеря веса в 1-3 неделю a

-4,9

1,82

- 1,2

1,80

0,078

Общая потеря веса

7,8

2,82

4,8

2,77

0,317

Толщина жировой прослойки b, мм

Поступления вспомогательного хозяйства

16,6

0,68

16,2

0,68

0,673

(-1)–7 дней до родов

15,7

0,58

15,8

0,57

0,833

21 день после родов

13,1

0,38

12,4

0,37

0,100

Отъем

12,3

0,38

11,8

0,37

0,253

Общая потеря жировой прослойки

3,5

0,51

3,8

0,50

0,658

Толщина жировой прослойки ребра c, мм

Поступления вспомогательного хозяйства

13,0

0,53

12,8

0,52

0,835

(-1)–7 дней до родов

13,1

0,48

13,3

0,48

0,685

21 день после родов

11,4

0,36

10,7

0,36

0,094

Отъем

10,1

0,34

9,7

0,34

0,294

Общая потеря жировой прослойки ребра

3,1

0,49

3,5

0,48

0,502

а Отрицательные значения указывают на увеличение веса. 
Измерения жировой прослойки являются средними значениями измерений ребра, лопатки, окорока и корейки.
c Измерение ребра находится в положении P2, но немного ближе к хребту свиноматки, чем на более часто используемые 65 мм.


Таблица 3
Среднеквадратичные значения (СЗ) ± станд. ошибка для воздействия рациона на репродуктивные и продуктивные показатели свиноматки.

Контрольный рацион

Гороховый рацион

Название

Сред. СЗ

Станд. ошиб.

Сред. СЗ

Станд. ошиб.

P-значение

Репродуктивная способность

Всего родившихся поросят, n

14,0

0,05

14.0

0,05

0,939

Поросята, родившиеся живыми, n

13,1

0,05

13,1

0,05

0,967

Отнятые поросята, n

11,5

0,05

12.0

0,05

0,466

Интервал между отъемом поросят и первым спариванием a, д

4,1

0,20

6,0

0,12

0,038

Поросята, родившиеся живыми в последующем помете, n

12,4

0,05

12,7

0,05

0,747

Производственное

Вес помета при рождении, кг

18,8

0,55

17,6

0,55

0,118

Вес помета на 5 день, кг

26,4

0,67

26,1

0,67

0,704

Вес помета на 21 день, кг

77,9

1,59

78,8

1,60

0,684

Отъемочный вес помета, кг

120

2,52

123

2,54

0,540

Интервал между отъемом поросят и первым спариванием


Вес помета при рождении, на 5 день после родов, на 21 день после родом или при отъеме не различался в экспериментальных группах (P> 0,05; Таблица 3). Однако в течение последних двух недель лактации (данные не приведены) свиноматки второго паритета, получавшие контрольный рацион, имели более высокий темп роста приплода (46,4 ± 4,01 кг), чем свиноматки второго паритета, получавшие гороховый рацион (36,0 ± 4 0,01 кг; P=0,07). Независимо от рациона и паритета, была обнаружена умеренная отрицательная корреляция между общим потреблением корма свиноматок и потерей веса (R = 0,31, P = 0,01, n = 97).
Общее потребление корма и отъемочный вес помета (R = 0,46, P < 0,0001, n = 97), общая потеря веса свиноматок и отъемочный вес помета (R=0,41, P < 0,0001, n=97), общая потеря веса свиноматок и потеря жировой прослойки (R = 0,55, P < 0,0001, n = 97) и потери жировой прослойки свиноматок и отъемочный вес помета (R = 0,29, P < 0,01, n =97) (Таблица 4).

3.3. Уровень глюкозы в крови

Рацион не влиял на уровень глюкозы в крови (P 40,05). Несмотря на то, что анализ крови показал, что уровень глюкозы в крови был выше у свиноматок, получавших гороховый рацион через 30 (P > 0,05) и 60 (P ¼ 0,08) минут после кормления, общий эффект от соотношения рациона и времени измерения был незначительным (Таблица 5).

Таблица 4
Взаимосвязь между потреблением корма, потерей веса, отъемочным весом помета и потерей хребтового сала в период лактации.

Переменная

1

2

3

4

1. Потребление корма, кг

1,0

2. Потеря веса свиноматки, кг

–0,31**

1,0

3. Отъемочный вес помета, кг

0,46****

0,41****

1,0

4. Общие потери хребтового сала свиноматок, мм

-0,07

0,55****

0,29**

1,0

Среднее значение

245,6

2,2

120,2

3,4

Среднеквадратичное отклонение

29,4

16,6

18,8

2,9

Диапазон

(148,8–294,7)

((–38,0)–69,0)

(78,0–166,5)

((–2,7)–10,5)

** P<0,01.
**** P<0,0001


Таблица 5
Среднеквадратичные значения (СЗ) ± станд. ошибка для воздействия рациона на содержание глюкозы в крови.

Контрольный рацион

Гороховый рацион

Описание

Сред. СЗ

Станд. ошиб.

Сред. СЗ

Станд. ошиб.

P-значение

Уровень глюкозы в крови (ммоль/л)

До кормления (контроль)

4,5

0,35

4,6

0,35

0,936

через 15 минут после кормления

4,5

0,29

4,3

0,29

0,483

Через 30 минут после кормленияa

4,3

0,22

5,1

0,22

0,015

Через 60 минут после кормленияa

4,4

0,26

5,1

0,27

0,079

a Соотношение общего времени и времени получения рациона было незначительным, P¼0,139.


4. Обсуждение


4.1. Потребление корма

В настоящем исследовании у свиноматок, получавших гороховый рацион, уровень потребления корма в период лактации был выше по сравнению со свиноматками, получавшими контрольный рацион. Эти результаты противоположны результатам исследования Сёренсена (1989), который сообщал, что у них были проблемы с тем, чтобы заставить свиноматок доесть рацион при включении в него 20% гороха, но автор заключил, что причина может крыться в типах и качестве использованного гороха. Парера и др. (2010) сравнили действие различных источников крахмала и белка для рациона на перевариваемость энергии и питательных веществ и показатели поросят в возрасте от 29 до 60 дней. Они выяснили, что включение 47% горохового крахмала приводило к формированию порошкообразной консистенции рациона, что снижало потребление корма и увеличивало непроизводительный расхода корма у поросят. В данном исследовании гороховый рацион также имел более порошкообразную консистенцию по сравнению с контрольным рационом, но это не оказало особого влияния на потребление корма. Однако поскольку потребление корма в данном исследовании определялось, как исчезновение корма без поправки на просыпание корма, возможно, что отчасти более высокий уровень потребления корма у группы, питавшейся гороховым рационом, объяснялся более высоким уровнем просыпания корма. Независимо от рациона, было выявлено, что потребление корма обратно коррелировало с потерей веса свиноматками и прямо коррелировало с набором веса пометом, демонстрируя, что потребление корма важно для показателей эффективности в период лактации, что сообщалось и другими исследователями (Тиннес и др., 2012).

4.2 Производительность свиноматки и помета

Вес свиноматок по экспериментальным группам не отличался при проведении измерения в любое время, но общая потеря веса в течение первых трех недель лактации была выше у свиноматок, получавших контрольный рацион, по сравнению со свиноматками, получавшими гороховый рацион. Это соотносится с более высоким уровнем потреблением корма в группе, получавшей гороховый рацион, и, следовательно, с более высоким уровнем потребления энергии. Однако в последние две недели лактации обе группы в среднем набрали в весе. Несмотря на то, что группа, получавшая гороховый рацион, все еще демонстрировала самый высокий уровень потребления корма в этот период, группа, получавшая контрольный рацион, демонстрировала больший набор веса. Это объясняет, почему не было различий в общей потере веса в период лактации. Это также подтверждает результаты исследования Ле Кослер и др. (1999), результатом которого было заключение о том, что самки с меньшим весом и меньшей потребностью в питательных веществах способны откладывать большее количество жира в тканях организма по сравнению с особями с большим весом при достаточно высоком уровне потребления корма. Текущие результаты показывают, что потребление корма в последние две недели лактации было достаточно высоким в обеих экспериментальных группах для того, чтобы превысить количество питательных веществ, необходимых как для производства молока, так и удовлетворения потребности в питательных веществах. Результаты также демонстрируют, что свиноматки обладают хорошей способностью набирать вес даже в период лактации, при условии потребления достаточного количества энергии, что подтверждается другими исследователями (Бергсма и др., 2009; Хюльтен и др., 1993 г.). Потеря веса, о которой говорилось в настоящем исследовании, также значительно ниже, чем сообщалось ранее, для свиноматок с одинаковой генетикой и длительностью периода лактации (Тиннес и др., 2012).

Одинаковый слой хребтового сала у обеих групп, измеренный до опороса, показывает, что рацион не влиял на отложение хребтового сала с момента прибытия во вспомогательное хозяйство и до опороса. В течение первых трех недель лактации наблюдалась тенденция, согласно которой свиноматки, получавшие гороховый рацион, теряли больше хребтового сала по сравнению со свиноматками, получавшими контрольный рацион. Это было несколько неожиданно, поскольку свиноматки, получавшие гороховый рацион, демонстрировали самый высокий уровень потребления корма и самую низкую потерю веса в этом периоде, и мы выявили прямую зависимость между потерей веса и потерей хребтового сала. В своем исследовании МакНамара и Петтигрю (2002) выяснили, что, несмотря на то, что количество телесного жира у свиноматки соотносилось с весом ее тела, потеря только лишь телесного жира не могла с точностью свидетельствовать об изменениях веса тела в период лактации. Это подтверждается и другими исследованиями, в которых говорилось, что свиноматки, тело которых было в благоприятном состоянии, откладывали больше жира в период лактации по сравнению с более худыми свиноматками (Ким и Истер, 2001; Тиннес и др., 2012), так что весьма вероятно, что более высокий уровень потерь хребтового сала у группы, получавшей гороховый рацион в настоящем исследовании, был свидетельством более благоприятного состояния тела у свиноматок этой группы. Изменения в средней толщине хребтового сала в течение периода лактации сопровождались изменением положения ребер, подтверждая, что оба измерения объясняют значительную часть той же вариации.

Типы рациона, применявшиеся в данном исследовании, не отразились на показателях продуктивности, что согласуется с результатами аналогичных исследований (Гател и др., 1988; Линнеманн и др., 1975; Сёренсен, 1989). Гател и др. (1988 г.) отмечали небольшое увеличение скорости роста приплода (кг/сутки) в тех случаях, когда рацион свиней состоял на 24% из гороха. В настоящем исследовании была установлена закономерность, что у свиноматок со вторым опоросом из контрольной группы прирост приплода в течение двух последних недель лактации был выше, чем у свиноматок со вторым опоросом из группы, в рацион которой входил горох, однако скорее всего это было случайным совпадением в силу небольшого числа свиноматок со вторым опоросом к каждой исследовательской группе. Отсутствие разницы в росте приплода между исследуемыми группами было неожиданным, учитывая, что у свиноматок, в рацион которых входил горох, потребление корма было выше. Валленбек и др. (2008 г.) отмечали умеренную положительную корреляцию между уровнем потребления корма свиноматками и ростом приплода (R ¼ 0,39, P ¼ 0,039, n ¼ 40), которая оказалась схожей с корреляцией, выявленной в ходе настоящего исследования. Следовательно, можно было бы предположить, что более высокое потребление корма способствует более высоким темпам роста приплода. Однако, по-видимому, дополнительный корм, потребленный свиньями из группы, в рацион которой входил горох, шел на компенсацию веса, потерянного в период лактации. Как правило, выработка молока важнее поддержания тканей организма свиноматки, хотя этот процесс зависит также от ее генетических характеристик (Ноблет и др., 1998 г.). Поскольку в рамках настоящего исследования среднее потребление корма в последние две недели лактации, по всей вероятности, превышало потребность свиноматок в питательных веществах, как для поддержания тканей организма, так и для выработки молока, вполне возможно, что именно способность свиноматок вырабатывать молоко становилась ограничивающим фактором для роста поросят в этот период. Ноблет и др. (1998 г.) указывали, что эффект от получения энергии на выработку молока и рост приплода необходимо рассматривать с учетом резервов организма, имеющихся у свиноматки на данный момент. Если физическое состояние свиньи удовлетворительное, то дополнительно получаемый корм позволяет несколько повысить выработку молока и, следовательно, рост поросят. Другое объяснение такого отсутствия разницы в росте приплода, несмотря на более высокое потребление корма — возможно более плохая усвояемость питательных веществ из горохового крахмала. Абрахамссон и др. (1993 г.) сообщают о несколько более низкой кажущейся илеальной перевариваемости фракций крахмала гороха светлых сортов по сравнению с фракциями крахмала в базовом рационе с ячменем и соевым шротом, высказывая предположение о том, что на перевариваемость крахмала в группах в рационом, включавшим горох, могли повлиять высокое содержание амилозы в гороховом крахмале и наличие нерастворимых клеточных стенок в семядолях. Однако Штайн и др. (2004 г.) установили, что общая усвояемость энергии в пищеварительном тракте для гороха составляет 94%, что указывает на способность организма свиней эффективно усваивать углеводы из гороха.

В этом исследовании интервал между отъемом поросят и первым спариванием был больше у свиноматок с первым опоросом, получавшим гороховый рацион, по сравнению со свиноматками с первым опоросом из контрольной группы. В контрольной группе ни у одной из свиней с первым опоросом анэструс после отъема не наблюдался, но был обнаружен у четырех свиноматок из группы с гороховым рационом, что и стало причиной более продолжительного интервала между отъемом поросят и первым спариванием. Если такие факторы, как размер помета, масса при отъеме и продолжительность лактации уже были учтены при анализе данных, то физиологические механизмы, за счет которых включение горохового крахмала в рацион может повлиять на интервал между отъемом поросят и первым спариванием, определить трудно. Гател и др. (1988 г.), сравнивая лактационные рационы без гороха или на 24% состоящие из него, не выявили никакой разницы в интервале между отъемом поросят и первым спариванием у свиноматок с четырьмя и более опоросами. Линнеманн и др. (1975 г.) также указывают на отсутствие разницы в количестве непродуктивных дней у свиноматок с четырьмя опоросами, рацион которых в период беременности и лактации включал 0%, 10% и 20% гороха.

4.3. Уровень глюкозы в крови

Предполагается, что благодаря более высокому содержанию амилазы в гороховом крахмале по сравнению с крахмалом зерновых культур уровень глюкозы в крови повышается не так быстро, и гликемический индекс остается низким (Ратнайаке и др., 2002 г.). В горохе содержится большое количество растворимых некрахмальных полисахаридов, которые могут задерживать прохождение содержимого желудка и всасывание питательных веществ, что приводит к более медленному повышению уровня глюкозы в крови после еды. Благодаря более длительному всасыванию питательных веществ свиньи чувствуют себя более сытыми между кормлениями (де Леу и др., 2004 г.). Для лактирующих свиноматок ориентировочный интервал для уровня глюкозы в крови составляет 3,5–6,6 ммоль/л (Фрамстад и др., 1991 г.). Уровни глюкозы в крови, измеренные в ходе нашего исследования, совпадают с диапазонами, указанными в других научных работах (де Леу и др., 2004 г.; Серена и др., 2009 г.; Ван дер Меулен и др., 1997 г.), при этом никакого влияния состава рациона на уровень глюкозы в крови обнаружено не было. В исследовании Ван дер Меулена и др. (1997 г.) используются аналогичные временные рамки для сравнения уровня выработки глюкозы через 0–12 часов после кормления в двух группах, рацион одной из которых включал кукурузный крахмал, а рацион второй — гороховый. Ученые обнаружили, что максимальное повышение уровня глюкозы наблюдалось в группе, получавшей кукурузный крахмал, через 30 минут после еды (10 ммоль/л, артериальная кровь), тогда как в группе, получавшей гороховый крахмал, пиковая концентрация глюкозы отмечалась через 1 час после кормления (6 ммоль/л, артериальная кровь). В ходе нашего исследования была выявлена тенденция к повышению уровня глюкозы в крови в группе с гороховым рационом через 30 и 60 минут после еды по сравнению с контрольной группой, однако, возможно, что это было связано лишь с тем, что животные данной группы потребляли больше корма.

5. Заключение

Увеличение интервала между отъемом поросят и первым спариванием, наблюдавшееся в ходе нашего исследования у молодых свиноматок с рационом, содержащим горох, требует дополнительного изучения, однако общие положительные результаты показывают, что гороховый крахмал может использоваться для замены части пшеницы в рационе кормящих свиноматок. У свиноматок, получавших гороховый рацион, было самое высокое потребление корма во время лактации, и хотя это не приводило к более высокой массе при отъеме, это отражалось в улучшении состояния их тела при отъеме. В рамках исследования мы не получили какие-либо данные, подтверждающие зависимость показателей глюкозы в крови от состава рациона.


Роль источников финансирования


Норвежский совет по научным исследованиям выделяет средства на проведение исследований в различных областях порядке открытого конкурса, используя в качестве главного критерия научную значимость, независимо от аспектов, связанных с определением приоритетных областей с точки зрения политики. Норвежский совет по научным исследованиям не принимал никакого участия в составлении плана исследований, сборе данных, их анализе и интерпретации, однако получал ежегодные отчеты о ходе реализации проекта. Норвежская ассоциация свиноводов Norsvin, являющаяся заказчиком этого научного проекта, Норвежская ветеринарная школа, норвежские кормопроизводители Fiskå Mølle и Norgesfôr, а также Норвежский университет естественных наук имели представителей в проектной группе, которые в различной степени принимали участие в разработке плана исследования, сборе и интерпретации данных и составлении отчета. Автором для корреспонденции является аспирант технических наук Норвежской ветеринарной школы, работающий в ассоциации Norsvin.

Заявление о конфликте интересов

Никто из авторов настоящей научной статьи и ни один из их институтов не имеют каких-либо финансовых или иных отношений с лицами или организациями, которые могли бы иметь неправомерное влияние на данную работу.

Благодарности

Данное исследование было проведено на средства, предоставленные Норвежским советом оп научным исследованиям, ассоциацией Norsvin, кормопроизводящими компаниями Norgesfôr и Fiskå Mølle, Норвежской ветеринарной школой и Норвежским университетом естественных наук. Мы очень признательны свиноводу Ховарду Риннесу за разрешение провести исследование на территории своей фермы и за всю оказанную нам практическую помощь. Мы также хотели бы поблагодарить Арнульфа Фьермедала (Fiskå Mølle) за участие в проектной группе, объединенный свиноводческий комплекс Реумартоппена за сотрудничество и технических специалистов ассоциации Norsvin за помощь в сборе данных.

Авторы 

Сигне Ловиз Тиннесa,d*, Энн Хелен Гауштадa, нильс Петтер Кйосb, Харальд Хетландc, Торе Фрамштадd

a Norsvin, ул Фурнесвеген 223, 2319 Хамар, Норвегия
b Норвежский университет медико-биологических наук, Кафедра науки о животных и аквакультуре, Arboretveien 6, 1430 Ås, Норвегия
c c Norgesfôr, Torggata 10, 0181 Осло, Норвегия
d Норвежская школа ветеренарии, Кафедра клинической медицины продуктивных животных, Ullevaalsveien 72, 0454 Осло, Норвегия


Ссылки

Abrahamsson, M., Graham, H., Dandanell Daveby, Y., Åman, P., 1993. Ileal and faecal digestibility of light- or dark-coloured peas (Pisum sativum) in growing pigs. Anim. Feed Sci. Technol. 42, 15–24.
Agresti, A., 2007. An Introduction to Categorical Data Analysis, second ed.
John Wiley and Sons, Hoboken.
Animalia and Norsvin, 2007. Bogsår og hold på purker, graderingsskala (Shoulder sores and body condition of sows, body condition scale).
http://www.animalia.no/upload/HTsvin/Cathrine/Faktaark-Bogs%c3% a5r-hold.pdf〉 (accessed June, 2007).
Bergsma, R., Kanis, E., Verstegen, M.W.A., van der Peet-Schwering, C.M.C., Knol, E.F., 2009. Lactation efficiency as a result of body composition dynamics and feed intake in sows. Livest. Sci. 125, 208–222.
Castell, A.G., Guenter, W., Igbasan, F.A., 1996. Nutritive value of peas for nonruminant diets. Anim. Feed Sci. Technol. 60, 209–227.
Dalin, A.M., Gidlund, K., Eliasson-Selling, L., 1997. Post-mortem examination of genital organs from sows with reproductive disturbances in a sow-pool. Acta. Vet. Scand. 38, 253–262.
de Leeuw, J.A., Jongbloed, A.W., Verstegen, M.W.A., 2004. Dietary fiber stabilizes blood glucose and insulin levels and reduces physical activity in sows (Sus scrofa). J. Nutr. 134, 1481–1486.
Engblom, L., 2008. Culling and Mortality Among Swedish Crossbred Sows (Ph.D. diss.). Swedish University of Agricultural Sciences, Uppsala.
Framstad, T., Morberg, H., Aas, R.A., 1991. Klinisk-kjemiske analyser av griseblod (Clinical-chemical analysis of blood from pigs). Nor. J. Vet. Med. 103, 807–815.
Gatel, F., Grosjean, F., Leuillet, M., 1988. Utilization of white-flowered smooth-seeded spring peas (Pisum sativum hortense, CV Amino) by the breeding sow. Anim. Feed Sci. Technol. 22, 91–104.
Gatel, F., Grosjean, F., 1990. Composition and nutritive value of peas for pigs: a review of European results. Livest. Prod. Sci. 26, 155–175.
Grala, W., Verstegen, M.W.A., Jansman, A.J.M., Huisman, J., van Leeuwen, P., 1999. Apparent protein digestibility and recovery of endogenous nitrogen at the terminal ileum of pigs fed diets containing various soyabean products, peas or rapeseed hulls. Anim. Feed Sci. Technol. 80, 231–245.
Hultèn, F., Neil, M., Einarsson, S., Håkansson, J., 1993. Energy metabolism during late gestation and lactation in multiparous sows in relation to backfat thickness and the interval from weaning to first oestrus. Acta Vet. Scand. 34, 9–20.
Kim, S.W., Easter, R.A., 2001. Nutrient mobilization from body tissues as influenced by litter size in lactating sows. J. Anim. Sci. 79, 2179–2186. Le Cozler, Y., Ringmar-Cederberg, E., Rydhmer, L., Lundeheim, N., Dourmad, J.Y., Neil, M., 1999. Effect of feeding level during rearing and mating strategy on performance of Swedish Yorkshire sows. 2. Reproductive performance, food intake, backfat changes and culling rate during the first two parities. Anim. Sci. 68, 365–377.
Le Guen, M.P., Huisman, J., Guéguen, J., Beelen, G., Verstegen, M.W.A., 1995a. Effects of a concentrate of pea antinutritional factors on pea protein digestibility in piglets. Livest. Prod. Sci. 44, 157–167.
Le Guen, M.P., Huisman, J., Verstegen, M.W.A., 1995b. Partition of the amino acids in ileal digesta from piglets fed pea protein diets. Livest. Prod. Sci. 44, 169–178.
Linnemann, F., Laursen, B., Danielsen, V., Nielsen, H.E., 1975. Ærter til drægtige og diegivende søer (peas for pregnant and lactating sows). Dansk videncenter for svineproduktion nr. 27. 〈http://vsp.lf.dk/Pub likationer/Kilder/sh_medd/27.aspx〉 (accessed 23.10.12).
Littell, R.C., Henry, P.R., Ammerman, C.B., 1998. Statistical analysis of repeated measures data using SAS procedures. J. Anim. Sci. 76, 1216–1231.
McNamara, J.P., Pettigrew, J.E., 2002. Protein and fat utilization in lactating sows: I. Effects on milk production and body composition. J. Anim. Sci. 80, 2442–2451.
Noblet, J., Etienne, M., Dourmad, J.Y., 1998. Energetic efficiency of milk production. In: Verstegen, M.W.A., Moughan, P.J., Schrama, J.W. (Eds.), The Lactating Sow, Wageningen Pers, Wageningen, pp. 113–130.
Parera, N., Lázaro, R.P., Serrano, M.P., Valencia, D.G., Mateos, G.G., 2010. Influence of the inclusion of cooked cereals and pea starch in diets based on soy or pea protein concentrate on nutrient digestibility and performance of young pigs. J. Anim. Sci. 88, 671–679.
Ratnayake, W.S., Hoover, R., Warkentin, T., 2002. Pea Starch: composition, structure and properties—a review. Starch/Stärke 54, 217–234.
SAS Institute Inc., 2009. SAS Online Doc.® 9.2. SAS Institute Inc., Cary, NC, USA.
Serena, A., Jorgensen, H., Bach Knudsen, K.E., 2009. Absorption of carbohydrate-derived nutrients in sows as influenced by types and contents of dietary fiber. J. Anim. Sci. 87, 136–147.
Smith, L.A., Houdijk, J.G.M., Homer, D., Kyriazakis, I., 2013. Effects of dietary inclusion of peas and faba beans as a replacement for soybean meal on grower and finisher pig performance and carcass quality. J. Anim. Sci..
Stein, H.H., Benzoni, G., Bohlke, R.A., Peters, D.N., 2004. Assessment of the feeding value of South Dakota-grown field peas (Pisum sativum L.) for growing pigs. J. Anim. Sci. 82, 2568–2578.
Stein, H.H., Everts, A.K., Sweeter, K.K., Peters, D.N., Maddock, R.J., Wulf, D.M., Pedersen, C., 2006. The influence of dietary field peas (Pisum sativum L.) on pig performance, carcass quality, and the palatability of pork. J. Anim. Sci. 84, 3110–3117.
Sørensen, G., 1989. Ærter til søer (peas for sows). Dansk videncenter for svineproduktion nr. 153. 〈http://vsp.lf.dk/Publikationer/Kilder/lu_medd/ medd/153.aspx〉 (accessed 23.10.12).
Thingnes, S.L., Ekker, A.S., Gaustad, A.H., Framstad, T., 2012. Ad libitum versus step-up feeding during late lactation: the effect on feed consumption, body composition and production performance in dry fed loose housed sows. Livest. Sci. 149, 250–259.
Trottier, N.L., Johnston, L.J., 2001. Feeding gilts during development and sows during gestation and lactation. In: Lewis, J.A., Southern, L.L. (Eds.), Swine Nutrition, CRC Press LLC, Boca Raton, pp. 725–769.
Van der Meulen, J., Bakker, J.G.M., Smits, B., De Visser, H., 1997. Effect of source of starch on net portal flux of glucose, lactate, volatile fatty acids and amino acids in the pig. Br. J. Nutr. 78, 533–544.
Wallenbeck, A., Rydhmer, L., Thodberg, K., 2008. Maternal behaviour and performance in first-parity outdoor sows. Livest. Sci. 116, 216–222.
Wang, Z., Goonewardene, L.A., 2004. The use of MIXED models in the analysis of animal experiments with repeated measures data. Can. J. Anim. Sci. 84, 1–11.
Wiseman, J., 2006. Variations in starch digestibility in non-ruminants.
Anim. Feed Sci. Technol. 130, 66–77.



54

Партнеры